ЧАСТЬ 3

Ничего не предвещало беды

Прогулка в столовую 17 мая 1942 года

— Вставай, уже все с завтрака возвращаются, — девушка тормошила Кристину за плечо.
— Леенаа… Сейчас приду — не открывая глаз нехотя ответила Кристина и перевернулась на спину раскинув ручки в стороны.
-Время 11 утра, скоро твои прилетят. Я тебя жду в столовой! — Елена распахнула брезентовые двери палатки и нетерпеливые солнечные лучи проскользнули в «спальню девушек», пробежали по примятой траве, по свисающему до пола кончику одеяла забрались на кровать, и упрямо остановились на оголённом белоснежном бедре девушки. Кристина почувствовала тёплый солнечный поцелуй, сладко потянулась и скинула с себя одеяло.
Она лежала в коротенькой белой ночнушке и задумчиво смотрела на небосвод палатки.
«Вот он- новый, прекрасный, солнечный день! Интересно, Серёжа с Андреем когда прилетят с задания? Встречу их после завтрака, я уже соскучилась!»
Потом села на край самодельной кровати, из цветастого матраца местами торчала жёсткая солома, которая неприятно колола мягкое место. Не глядя нащупала ножками сапог, второй как назло куда то запропастился.
— Ну, где же ты? — она заглянула под кровать и достала второй, при этом ругая его: — какой же ты у меня бессовестный!
Девушка одела красивые зелёные носочки, натянула на ножки сафьяновые сапожки из козьей кожи особой выделки, и вышла из палатки.
Возле палатки между берёзок были натянуты верёвки, на которых девушки сушили свою форму после стирки. Кристина подошла и проверила на сколько хорошо она высохла и рассмеялась.
— Ну вот, придётся идти в таком виде! — Улыбаясь, она раскачивала маленькими бёдрами из стороны в сторону и оценивающе рассматривала себя сверху вниз. Потом вспомнила, что её лётная кожаная куртка висит в палатке, быстро надев которую прямо поверх ночной сорочки, ещё раз придирчиво посмотрела на себя в зеркало.
Стройные ножки в не высоких сапогах которые едва ли доставали до колен, десятью дюймами выше- белоснежная ночная сорочка с кружевной окантовкой, и растрёпанные длинные волосы небрежно разбросанные по чёрной кожаной лётной куртке которую она ещё не успела застегнуть. Глядя на такой «нелепый образ» в зеркале, девушка улыбнулась, и ей вдруг показалось, что её отражение осуждающе покачало головой и слегка нахмурилось..
— Нормально, сойдёт и так! — Успокоила она своё отражение, — тем более все уже позавтракали…
Застегнув куртку только на две пуговицы, девушка направилась к большой палатке где располагалась столовая, по пути эффектно расчёсывая волосы.
Не спеша прогуливаясь до столовой в таком виде, она несколько раз улыбнулась встречным солдатам и лётчикам, у которых почему то всё валилось из рук, при виде Кристины.
— Ну что, не стой ноги сегодня встали!? — Весело спрашивала она.

Нежданно негаданно налетела на начальство

Палатка столовой была без одной боковой стены- с видом на аэродром. В шахматном порядке стояли несколько деревянных столов с лавками, возле уличной печки суетились солдат и повар. Кристина заскочила в столовую и радостно помахала рукой Елене- которая превратившись в мумию, косила свои испуганные глаза куда то в дальний угол.
Кристина не сразу его заметила, за правым дальним столом в одиночестве завтракал Игнат Владимирович…
Увидев в таком виде Кристину, командир эскадрильи поперхнулся и разлил горячий чай себе на гимнастёрку и штаны, потом закашлялся, и вскочил как ужаленный.
Девушка зажмурилась, отвернула от него голову, и медленно, на цыпочках, пробиралась за стол к Елене.
— Евстигнееееевааа! — Закричал Хотабыч на всю столовую, — ношение формы по уставу уже отменили в нашем полку???
Он выкрикнул это так громко, что повар с испуга с грохотом уронил алюминиевую кастрюлю. Елена вышла из оцепенения и локтем столкнула кружку со стола, та упала на лавку, чай разлился…
— Ты почему без штанов? — Хоттабыч не стал церемониться в выражениях. Лицо командира эскадрильи стало приобретать оттенки, более подходящие для спелого помидора. Понимая, что отшутиться не получится она неумело и сбивчиво начала оправдываться
— Так это… Форма ещё не высохла после стирки… — Виновато пролепетала Кристина. — Я думала что… Что все уже позавтракали…
Игнат Владимирович походкой медведя подошёл ближе, и внимательно посмотрел на это маленькое недоразумение.
— А если бы твоя ночнушка ещё не высохла, — он посмотрел на её красивые голые коленки, — ты бы в одних трусах ходила по военному аэродрому?!? Развели в полку чёрт знает что! Бабский санаторий! Господи, ну за ты что мне такое наказание прислал?!
И уже в пол голоса продолжая ругаться, Хотабыч направился к выходу, попутно отряхивая свои мокрые штаны..
Лена с круглыми глазами и открытым ртом смотрела на Кристину, потом указательным пальцем покрутила у своего виска.
— Ты чего? — Она смотрела на неё как на снеговика, который без единой капельки воды только что вылез из раскалённой духовки. — Ну ты даёшь…
— Ну правда, одеть было нечего, — оправдывалось маленькое чудо в ночной комбинации, — не в одеяло же мне заворачиваться что бы придти на завтрак…
Кристина с виноватым видом откусила кусочек от чёрной горбушки, глотнула чай, вздохнула и посмотрела на аэродром, по полосе которого взлетало звено истребителей Як.
— Какое небо сегодня красивое, полетаем после обеда? — Уже улыбаясь она обратилась к Елене которая всё ещё сидела вся не своя..

Не дали спокойно позавтракать

Но полетать ей получилось намного раньше.
Пока девушки доедали творог со сметаной, пожилой повар принёс по пол стакана молока каждой, поставил на стол.
— Тёпленькое и свежее, пейте милые мои, — а потом с улыбкой поглядел на Кристину, которая маленькими ручками обхватила стакан и жадно пила молоко — а тебе доча, я сейчас принесу длинный халатик, а то вон, уже собираются ротозеи! — Он указал рукой на трёх лётчиков.
Один из них сел на соседний стол, второй протянул повару котелок, а третий стоял у входа. Все глазели на Кристину, которая спрятала свои оголённые ножки под стол и отвернулась.
— Ну?! Чего зеньки вылупили? Не видали как девушки завтракают? — Елена погрозила им кулаком.
— Чтобы в таком виде, не видали! — Они весело рассмеялись. Елена схватила кружку с лавки, та что упала и запустила её в сержанта что сидел столом. Тот ловко её поймал, артистически сделал вид что выпил содержимое и медленно поставил на стол, и поблагодарил девушку кивком головы. Солдаты снова заржали, и к ним присоединилось ещё несколько человек. Видать слух что Кристина завтракает в ночнушке, по аэродрому разлетелся быстро.
— Дураки! — Резко выкрикнула она. Её ушки покраснели от смущения.
— Не переживаю дочка, я сейчас! — Повар положил на стол обещанный халат, взял с кучи дров длинное полено и направился к солдатам.
Кристина сняла куртку и вытянула перед собой халат, мысленно представляя что в нём она будет выглядеть настоящей санитаркой. Но примерить его девушке не удалось.
В это время, с аэродрома кто то громко крикнул: «Воооздууух!!»,  его подхватили другие солдаты, и через несколько секунд их крики заглушили выстрелы зениток ПВО охраняющие аэродром. Сквозь шум и стрельбу послышался пронзительный свист авиационной бомбы, и через несколько мгновений она громко разорвалась не так далеко от столовой с такой силой, что стаканы на столе подскочили и перевернулись. Девушки завизжали и упали на глиняный пол закрывая головы руками, фонтаны рыхлой земли посыпались на потолок палатки, хлёсткими щелчками полетели осколки впиваясь в деревянные столы и лавки.
Кристина подняла голову. Первый немецкий штурмовик пролетел над аэродромом и скинул две бомбы- одна разорвалась на взлётной полосе, вторая попала в истребитель который пытался взлететь. Два Фридриха с рёвом пронеслись на восток к дальнему краю аэродрома, расстреливая из пушек мирно стоящий у берёзок И-16.
Повар подбежал к девушкам.
— Быстро пойдемте, за палаткой есть овраг и маленький блиндаж, я вас там укрою!
Солдаты-зеваки что толпились у столовой разбежались. Фашистов интересовали истребители на аэродроме. Это была случайная бомба что разорвалась недалеко от них.
— Блин! Там же мой Райдэн! — Крикнула Кристина, освободилась от руки повара, схватила в охапку свою куртку и выбежала из палатки.
— Стооой! Куда ты, сумасшедшая! — Но его крик слился с шумом выстрелов и разрывом бомб.

Бой в ночнушке или эротическое сражение

Девушка что есть силы бежала по полю к своему истребителю, и повторяла как заклинание: «только бы не попали! только бы не задели тебя»…
Она решила так: лётное поле враг оставит в покое, так как те три истребителя что находились на нём- уже уничтожены. Значит фашисты будут бомбить прилегающую лесополосу к аэродрому, где стоят замаскированные самолёты. На маленькую девочку, бегущую по лётному полю в белом одеянии немцы внимания не обратят.
Несколько раз она споткнулась и упала, сильно ударила коленку и повредила локоть. Бомбы рвались по большей части на противоположной стороне лётного поля.
Подбегая к своему истребителю, она глазами искала Иваныча.
— Иваааныыычь!!! — Что есть сил закричала она, кинула куртку на крыло и быстро начала сбрасывать с Райдана еловые ветки.
— Иваныч!.. — она сорвала голос и заплакала, без него она не заведёт свой истребитель. Она обежала самолёт с другой стороны, продолжая стаскивать ветки и защитную сетку, одновременно  вытирая слёзы испачканной землей ладошкой.
— Иваныч, миленький… — уже тихо прошептала она, пытаясь стащить с хвоста самолета маскировочную сетку, которая, как назло, за что то зацепилась.
Кто то оттолкнул девушку в сторону, и сильными руками смахнул длинной деревянной подпоркой зацепившийся край сетки.
— Я бы тебя сейчас ни за что не отпустил в такую мясорубку, но ты же меня не послушаешь! — Выкрикнул Иван Иванович и обнял девушку. — Вот, давай помогу одеть! — Он протянул парашют и развёл в стороны крепёжные лямки.
— Нет! Высота слишком маленькая, не успеет раскрыться!
— Вот чертовка!
Он помог ей забраться на крыло, на котором она опять подскользнулась и упала- разодрала вторую коленку до крови, стиснула зубы до скрипа и попыталась ещё раз. Механик ей помог, девушка залезла в кабину и пристегнулась.
Один из вражеских истребителей заметил их самолёт без маскировки и пошел на пикирование. Совсем рядом просвистели пули, они глухо вгрызались в мягкий грунт, срезали несколько веток с берёзки что стояла рядом, задели левое крыло.
— От винта!
— Есть от винта!
Механик обратил внимание на вид Кристины- ночнушка была перепачкана землёй и жёлтой глиной, грязные сапоги, ноги в синяках и кровоподтёках, личико перепачкано грязью как у шахтёра пылью, разбитый до крови локоть…
Винт закрутился, Иваныч отбежал в хвост самолёта.
«Упала прямо на крыле самолёта, не к добру это…» Потом он вспомнил слова Кристины, плюнул через левое плечо, и быстро перекрестил набирающий скорость истребитель…
Мессер после первой неудачной атаки, набрал высоту и разворачивался, готовясь повторить свой манёвр…

Постепенно разгоняя Райдэн поперёк впп, Кристина  видела, что Мессер стремительно приближается .
«Так красавчик, у тебя большая скорость, ты пикируешь, и в случае резкого манёвра ты не сможешь меня достать. Основная взлётная полоса в воронках от бомб, там взлететь я точно не смогу, а вот запасная.. Но она короче и покрытие хуже.»
Кристина точно рассчитала расстояние до вражеского истребителя, и как только поняла, что немец готов открыть огонь- резко дала правую педаль. И вовремя. Фонтаны пыльных гейзеров прошли в аккурат по тому месту откуда она начала манёвр. Девушка повысила обороты, и подпрыгивая истребитель продолжил разбег.
«Я успею взлететь, пока Мессер будет делать разворот на такой скорости.»
И вот он- долгожданный отрыв от земли, ещё немного газку, убираются закрылки, самолёт набирает высоту. 100, 150, 200 метров… Мессершмитт не сдавался, после разворота, он с преимуществом в высоте заходил в хвост.
Теперь нужно сделать всё правильно и точно.
«Этот чудик думает что преимущество в высоте и скорости ему поможет, попробую использовать это против него, навяжу ему ближний виражный бой на небольших скоростях,» — подумала девушка и заметила, что кровь с её правого локотка прекратила капать на ночнушку.
И тут она весело рассмеялась, когда на секунду представила, что если бы её в таком виде захватили фашисты в плен! И вот, она вылезет на немецком аэродроме из своего Райдена… Непонятный истребитель, малолетняя девчонка в грязной короткой ночнушке с растрёпанными волосами, измазанным личиком и вся в синяках…
Вот что бы они подумали когда увидели её?! Наверное, заправили бы её самолёт горючим- и отпустили с Богом- от греха подальше…

Надоедливый Мессершмитт

Мессер заходил в хвост Кристине с востока, от солнечной стороны, значит манёвр уклонения нужно сделать к солнцу, которое потом ему будет мешать. И снова расчёт до секунды- Райден накренился на левое крыло, выпуск закрылков, и с уклоном вниз в 45 градусов девушка пропускала врага над собой делая петлю, убирая закрылки и увеличивая обороты двигателя и резко поднимаясь вверх, постепенно переходя на траекторию врага.
За штурвалом оказался более опытный пилот, который вовремя сбросил обороты, и продолжал преследовать девушку.
«Умничка, ты потерял энергию двигателя, и что ты скажешь на это?» Кристина выпустила закрылки и постепенно заходила на восходящую спираль, с каждым витком увеличивая радиус. Воронка.
На четвёртом витке- крен влево, и выход на противника сверху. Совсем немного не «довела» противника. И всё равно, короткая очередь- с хвоста Мессера полетели в разные стороны обломки обшивки. Потеряв энергию и частично управление истребитель накренился на бок и постепенно снижался- заваливая нос самолёта к земле. Она сделала горизонтальный разворот и снова приблизилась, ещё очередь и теперь уже по кабине, из мотора пошел чёрный дым.
«Даю тебе шанс, убогий! Остаться в живых! До своего аэродрома на таком самолёте ты не долетишь, так хоть сдашься в плен.»
Девушка развернула Райдана к своему аэродрому, на котором продолжался воздушный бой…

Злой Хотабыч

И только сейчас она заметила что не включила рацию. «Серёжа! Ты уже должен прилететь!» Покрутив колёсико настройки частот, девушка выглядывала в небе любимого. Переговорное устройство зашипело пощёлкивая.
— Завожу его на тебя! Давай!
— У тебя на хвосте Фока, уходи вправо!
Короткие выкрики, позывные лётчиков, крепкие ругательства, и пулемётные очереди- доносилось из динамика. 
С земли боем руководил зам ком полка Иванчук. 
— Туман! Как скажу, ныряй вниз, к тебе прицепился Фридрих! — Кристина узнала голос Андрея.
— Мальчики мои, держитесь! — Девушка на форсаже поднималась всё выше, что бы иметь преимущество в высоте.
Координатор боя с аэродрома капитан Иванчук: — Звезда, как слышишь меня, Звезда! Я- Чук, наши зенитки под обстрелом трёх Юнкерсов, Колдун на ЛаГГе их атакует, приказываю- помочь ему! Твои ребята справятся сами!
— Слушаюсь! — коротко ответила девушка.
Райдэн набирал скорость, рули направления изменили траекторию истребителя который стремительно приближался к поляне, где замаскированные зенитные орудия безрезультатно пытались стрелять по низко пикирующим Ju 87. Командир эскадрильи уже успел поджечь одного- который с горящим двигателем плюхнулся в лес.
Девушка уже встречалась с ними, и не раз. С такими всегда нужно быть на чеку. Сидящий сзади стрелок не давал возможности зайти штурмовику в хвост. Но она прекрасно знала их слабые места. приближаясь к месту боя, сбросила обороты двигателя. «Тут главное выждать момент. Снизу к нему не подберёшься- высота маленькая, а вот когда он буде совершать разворотный манёвр…»

В бою Кристина как будто бы отключалась от всего внешнего мира, не обращала внимания ни на что кроме противника. Только она и фашист. И больше никого. Она словно погружалась в массивный живой костюм, у которого были отточены все рефлексы и зашкаливала реакция…
И вот долгожданный момент- Юнкерс лёг на правое крыло для разворота, девушка включила форсаж, и через несколько секунд длинная очередь прошла вдоль брюха немецкого чудовища. Только немного выше корпуса, но 20-ти миллимитровые пушки оторвали левое крыло. И жало было вырвано- беспорядочно закрутившись штурмовик упал на землю с километровой (!) высоты. 
Райден набирал высоту и скорость. Игнат Владимирович держался на расстоянии от последнего штурмовика- пытаясь подловить его на ошибке.
Пристально вглядываясь в синее небо девушка не переставала крутить головой.
— Ах ты засранец! Как же я тебя проморгалаааа… Последние буквы Кристина протянула, и одновременно двумя ручками отжимая от себя РУС (руль управления самолётом) . Мессер слева заходил в атаку. Пушки открыли огонь, и девушка почувствовала, как по хвосту попали несколько пуль. Пушечные снаряды прошли мимо, а так бы ей уже оторвало хвост.
«Ещё ниже, ещё немного, потом левый поворот и ныряю под противника, так, подъём вверх с выходом на вираж» — Как на уроке она мысленно проговаривала свои действия.
Но противник не собирался с ней виражиться, не сбавляя скорости он направился на выручку к своему штурмовику. В этой ситуации Райден не сможет его догнать. «Господи! Он же его не видит!» — Кристина испугалась.
— Хотабыч! Сзади! Фокка!!! — Три этих слова девушка громко и отчётливо выкрикнула в рацию. 
Капитан знал что его за глаза так называют лётчики. Но они это делали без злобы, душевно. Они его уважают и он это понимал. Поэтому он и особо не сопротивлялся. Но что бы так, в бою, по братски, да ещё и младший лейтенант, да ещё и малолетняя……
Игнат Владимирович только от этих слов чуть не потерял управление истребителем! ЛаГГ резко ушёл вправо и вниз, потом разворот. Капитан совершил уклоняющий манёвр вовремя. Фокка выпустил пулемётную очередь в пустоту- и не теряя энергию уходил вверх для последующего виража с большого радиуса.
— Чтооо!? Звезда, ты в своём уме??? Как ты обращаешься (к старшим по званию)?
Кристина ничего не ответила а только тихонько хихикнула. «Возможно я спасла вам жизнь, а вы опять на меня ругаетесь…» — подумала девушка и набирая скорость приближалась к фашисту.
«В лобовую хочешь? Да фиг тебе! У тебя вооружение лучше! Посмотрим на что ты способен!»
Кристина первоклассно выполнила манёвр уклонения от встречной пулемётной очереди.
В это время вражеский штурмовик избавившийся от бомб летел к нашей весёлой компании. Без навесов он оставался грозным противником, и достаточно манёвренным.
— Колдун, Юнкерс с севера приближается! — На всякий случай предупредила Кристина, хотя ни капельки не сомневалась что он это и так знал.
— Вижу, отвлеки Фридриха, — уже спокойно сказал майор.
«Ну что дорогой мой? Покажи что ты умеешь!» — Кристина сконцентрировалась.
Пилот Мессер Шмитта располагал достаточной энергией что бы покинуть бой, но он этого не сделал. За штурвалом сидел настоящий немецкий ас.
И только по одной простой причине он не оставил бой.
Он разглядел девушку в кабине неизвестного ему истребителя. Она была без шлемофона, он увидел её светлые волосы и белую рубашку…
«У русских девушек-истребителей появилась новая униформа…» — Подумал фриц.
Перед полётом Кристина действительно свернула свою кожаную куртку и подстелила её на сиденье, ведь парашют она не взяла у Иваныча…
Две пары самолётов закружились в виражах недалеко друг от друга, рядом с аэродромом. Кристина прекрасно понимала, что крутиться вертикально с Мессером, который преобладал в скорости и энергии- бесполезно. Вывести его на спираль тоже не было смысла, у неё была меньше скорость, она не хотела рисковать. И у девушки созрел коварный план…
«А если у земли? Над самыми верхушками сосен??»
Она изменила тактику виража, и уводила его к самой кромке зелёных деревьев. 250 метров и крутой боковой вираж с выпуском закрылков. Немец не отставал. Двигатель на минимальные обороты и уже вираж к самой земле. Он не смог быстро сориентироваться и сбросить скорость. Кристина пропустила его над собой и повернула свой Райден вправо, зашла ему в хвост- увеличивая форсаж. И длинная очередь с упреждением. Немного зацепила. Сейчас он будет уходить от огня и маневрировать. Девушка разгадала его манёвр, и ещё одна короткая очередь- попала в хвост…
Фашист прокричал несколько фраз на немецком языке по радио:
— Ich wurde von einem russischen Mädchen geschlagen! (- Меня сбила русская девка!)
Фокка, теряя управление и высоту- летел над деревьями на наш аэродром. Через пару минут он исчез за лесным массивом на аэродроме. Взрыва не последовало, значит возможно выживет, и наши бойцы его примут.
Девушка вспомнила про Хотабыча и поднимая истребитель выше, рассматривала небо. Он кружил над ней метрах в трёхстах.
— Колдун, а где Юнкерс? — Спросила она продолжая вглядываться в небо, на котором уже появились белоснежные облака.
— Я его сразу сбил, на вираже. Полетели к аэродрому, там вроде бой уже заканчивается.
Когда капитан расправился со штурмовиком, он набирая высоту направился к месту, где Кристина мастерски вертелась с немецким асом. Подлетая, он видел весь их бой- от начала и до конца.
Игнат Владимирович никак не мог понять одного: девушка до переброски на их Керченский полуостров воевала на Калининском фронте, около года… И что? За это время она не сбила ни одного самолёта? Всё это было очень странно, и капитан отметил для себя, что разговор на эту тему он проведёт с Кристиной.

Переключившись с боя на реальную жизнь, девушка вспомнила о своём любимом мужчине. Она направила любимчика Райдэна к аэродрому, на поле которого горели несколько самолётов, а чёрный дым поднимался к облакам.
Девушка повертела ручку рации и установила на максимальную громкость. 
С запада к аэродрому приближалась ещё четвёрка вражеских самолётов. Фрицы что то активно обсуждали на своём языке по радио, даже ругались- судя по их интонации. 
— «Туман», они уходят! — Андрей удивлённо сообщил командиру звена.
Сергей ранее заметил свежие силы противника которые направлялись к их аэродрому. Но те совершив виражи- легли на обратный курс. А четыре вражеских самолёта, что крутились с нашими лётчиками так же стали поспешно уходить.
Кристина направила Райдэн им на перерез.
— «Звезда», я запрещаю преследование противника! — в наушниках раздался голос Хотабыча, когда он увидел что она полетела в их сторону.
— Я «Звезда», вас поняла! Есть прекратить преследование противника! Просто мне показалось, — продолжила Кристина засорять эфир — что они слишком медленно убираются отсюда, вот и решила подогнать их!
— «Звезда», я-«Колдун»! Приказываю возвращаться! — капитан раздражался — у нас в полку когда нибудь закончится этот цирк? — грозно спросил он.
Ребята со звена Кристины дружно засмеялись.
— Если он закончится, товарищ «Колдун», то вам скучно будет воевать! — хихикнула(усмехнулась) девушка.
-Клоунэсса! Так, «Звезда», прикрываешь с воздуха заход истребителей на аэродром! И чтобы без фокусов мне!
— Есть мой командир, — тихо ответила Кристина и ребята опять заржали…

На аэродроме

Кристина на высоте 400 метров кружила над аэродромом. Истребители садились по очереди, так как основную ВПП противник изрядно потрепал. Уже потушили недавно горящие самолёты, и растаскивали их грузовиками с поля.
Севшие истребители тут же заруливали на свои стоянки в начале леса по периметру аэродрома.
В динамике радио сквозь помехи послышался голос капитана Иванчука: — последнему истребителю прикрытия разрешаю посадку.
— Выполняю!

Девушка сделала ещё один круг внимательно осматривая в небо, на котором белые облака уже собирались в серые тучи, и убедившись что противника рядом нет, приступила к заходу на посадку.

С десяток лётчиков собрались на краю аэродрома, недалеко от стоянки Райдена.
— Ну что там, её сильно потрепали? — Спросил Иваныч Сергея. Они оба смотрели как Кристина не спеша заходит на посадку.
— Не знаю, воздушный бой разделился на несколько частей. Она летала в паре с Хотабычем…
Иваныч подошел к Игнату Владимировичу.
— Товарищ капитан, разрешите обратиться!
Хотабыч вопросительно кивнул механику и закурил папиросу, и тоже краем глаза следил за посадкой последнего истребителя.
— Как наша принцесса, её самолёт в порядке? — Обратился механик к капитану.
— Клоун она а не принцесса! Ты лучше её вежливости научи! — Майор сплюнул на траву и направился встречать начальство которое колесило к пилотам на ГАЗ-64. За рулём сидел молодой сержант, рядом с ним санитар в белом халате и полевой сумкой с красным крестом, а на заднем сиденье пристроились майор НКВД Градов и заместитель командира полка капитан Иванчук.
Это Пётр Петрович Иванчук координировал воздушный бой с земли со своими помощниками.
Автомобильные тормоза заскрипели и машина резко остановилась. Санитар с сумкой наперевес отправился к пилотам оказывать первую помощь. Тяжело раненых уже увезли в полковой госпиталь.
Хотабыч поприветствовал капитана и майора. Градов протянул руку Хотабычу и поблагодарил.
— Молодец, троих или четверых уложил?
Майор НКВД не присутствовал на командном пункте, поэтому не знал всех подробностей боя, а зам. командира полка специально ему не рассказывал, решил преподнести сюрприз.
— Двух Юнкесов, товарищ майор! 
— Ты же говорят с тремя крутился, и четвертый вроде потом прилетел. — Или я ошибаюсь? — Градов хитро прищурился и поправил свою фуражку.
Третий штурмовик, а после Фокевульфа сбил.. — Капитан выждал паузу и продолжал, — сбила младший лейтенант Евстигнеева!
— Да ты что! Опять отличилась! Два самолёта в сегодняшнем бою?!
— Три, — поправил зам.командира полка, — первого Мессера завалила, прямо над аэродромом, ещё и скорость то рабочую не набрала, красиво перекрутила фрица.
— Ну это же прекрасно! — Рассмеялся Градов, — переплюнула самого капитана Семёнова! Может назначим её дочерью полка? — Пошутил майор похлопывая по плечу капитана.
— Ага, за отличное поведение и соблюдение устава армии… — Игнат Семёнович тоже улыбнулся.
— А что, ведёт себя плохо? — Градов поднял брови.
— Да вроде примерным поведением она никогда не славилась…
— Да ладно тебе, наговариваешь на девочку, — Градов закурил, — вон, посмотри как воюет! Скоро немецкие асы будут драпать от неё теряя подштанники!
— Она что то опять выкинута??- Тревожно поинтересовался зам. ком. полка.
— Сейчас сами всё увидите, — таинственно и немного с издёвкой ответил Хотабыч.

Командный состав не спеша направился к лётчикам. Истребители построились в шеренгу, приняли поздравления, а после команды «вольно» разошлись по группам на перекур и обсудить прошедший бой.
Шасси Райдэна коснулись короткой травы, перескочили несколько неровностей на запасной полосе и истребитель весело покатил к своим любимым берёзкам.
«И чего их так много собралось?» Кристина решила проехать ещё немного дальше к лесу, но её механик встал на пути. Она остановила истребитель, Иваныч жестом показал заглушить мотор. Когда лопасти винта остановились, Иваныч крикнул: — нужно осмотреть самолёт здесь, потом загоним в укрытие!
Кристина не смогла отодвинуть подвижную часть фонаря. У неё не осталось больше сил. Она только сейчас почувствовала чудовищную боль в коленках, правая рука сильно болела и не слушалась.
Она откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Всё тело ныло от перегрузок и напряжения…
«Сейчас бы помыться.. Нет, помыться уже не смогу, нет сил. Сейчас бы лечь на мягкую травку, укрыться ватным одеялом и проспать часов двадцать…» 
Её мечты нарушил звук открываемого фонаря.
— Милая, как ты? Всё нормально? Ты не ранена? 
Девушка открыла глаза и улыбнулась. У неё не было сил даже разговаривать. Она собрала всю свою волю.
— Всё нормально дорогой, не ранена…
Сергей помог выбраться из кабины, и придерживал её на крыле, потом лётчицу  перехватил Иваныч, поставил на траву и зацеловал в щёки уже не сопротивляющуюся девушку.

Все стальные подходили к истребителю, но остановились метров за пять. Подошли и любимые начальники… Кристина будто отряхнулась от сна, и только сейчас поняла, что стоит перед всеми в одной ночнуше и в сапогах. Двумя руками она закинула назад растрёпанные волосы.
Когда то белоснежная красивая ночнушка, сейчас была испачкана в нескольких местах грязью, а с правой стороны, ближе к бедру- алые кровяные пятна которые уже успели засохнуть. На левой коленки огромный синяк, с правой- засохшие кровяные ручейки скрывались в сапоге. Несколько синяков на худеньких ручках, разбитый локоть.
На щеках засохшие слезинки перемешанные с аэродромной пылью…
— Серёжа, — девушка обернулась, — там в истребителе, на сиденье моя куртка, принеси пожалуйста.
Сергей все ещё стоял на крыле Райдэна.  Он наклонился в кабину, взял куртку, спрыгнул с крыла, подошел к девушке и аккуратно накинул на её плечики.
Все стояли и смотрели на девушку, они не знали что сказать. Первым вышел майор НКВД. Он не по уставу засунул руки в карманы, и молча обходил девушку кругом, внимательно рассматривая. 
Сергей с механиком отошли к лётчикам.
Кристина стояла опустив руки, немного склонив голову на бок и еле заметно улыбалась…
— Тааак… — Протянул майор выпуская облако дыма, — значит вот как теперь выглядит лётная форма у девушек истребителей! И верховная ставка главнокомандующего уже утвердила её? — Градов издевательски прищурил глаза.
«Господи, как вы мне все надоели. Расстреляйте или повесьте меня- мне уже всё равно…»
— Товарищ майор, подошел Хотабыч — при сегодняшнем налёте первая бомба попала в палатку лётчиц. Никто не пострадал.
Кристина перевела вопросительный взгляд на Хотабыча.
— Ну на сколько мне известно, — продолжал Градов, — наша «боевая подруга» ещё до налёта немцев в таком виде разгуливала по аэродрому, чем деморализовывала моральный облик лётного состава…
— Разрешите объяснить- тихо сказала Девушка.
— Ну зачем же? Мы все здесь люди не глупые, сами всё понимаем… — А потом искренне добавил: — будет у каждой лётчицы по три комплекта обмундирования. — Майор улыбнулся.

Со стороны летного поля, в сторону штаба полка двигалась полуторка. В кузове грузовика сидели несколько солдат и немецкий летчик, который совершил вынужденную посадку на  аэродром. Градов по-разбойничьи свистнул и махнул водителю рукой, машина остановилась. 
Один из бойцов спрыгнул из кузова  на землю, подхватил упавшую  пилотку и резвой рысью подбежал к Градову..
— Товарищ майор государственной безопасности! Сержант Лепешкин! — приложив правую руку к пилотке, отрапортовал боец.  — Доставляем пленного немецкого лётчика в штаб полка!
Сидящий в кузове немец, увидев группу офицеров во главе с каким то старшим начальником, что то громко затараторил и  жестами  стал показывать, что хочет поговорить с командиром.
Градов посмотрел на немца, потом коротко скомандовал сержанту:
— Приведите!
— Есть! — сержант  повернулся к машине и крикнул сидящим в кузове солдатам – давайте фрица сюда!
Подвели немца, сразу было видно, что с ним особо не церемонились, руки были связаны за спиной.
Мундир на фашисте был из серого сукна, желтые петлицы с двумя птицами и дубовыми листьями,  на плечах — небольшие погоны с одним ромбом, при этом один погон был оторван и висел на одной нитке. Лицо у него было в кровяных подтёках и перепачкано моторным маслом, здоровенная шишка на лбу уже налилась лиловом цветом, лицо- в мелких порезах…
Пилот безошибочно определил главного, повернулся и немного наклонился- поднимая связанные руки как можно выше.
— Löse, ich werde nicht widerstehen!
Майор понял его желание без слов и кивнул бойцам.
— Развязать!
Градов прекрасно понимал, что ему подвернулся именно тот случай, когда можно в живую показать превосходство советских лётчиков над немецкими асами, и особенно если в роли победителя выступит молоденькая девочка- лётчица истребитель.
— Товарищ майор, вы уверены? — старший из конвоя сомневаясь подошёл к пленному.
Градов посмотрел на него многозначительно, и сержант перерезал верёвки связывающие пленного.
Немец потёр запястья, выпрямился и обратился к Градову:
— Ich kann Sie bitten, mir den Russischen Flieger zu zeigen, der mich abgeschossen hat?
— Что он говорит? Спросил Градов, обращаясь  к стоящим рядом офицерам, кто понимает по-немецки?
— Говорит, что хочет увидеть летчика сбившего его, и посмотреть на этот истребитель… — перевёл лейтенант Иванов.

Майор указал рукой на Райдэн.
Пилот подошёл к самолёту Кристины. На капоте мотора слева- несколько пробоин от пулемёта, из повреждённого мотора капало масло. Пилот осмотрел левое крыло- которое было пробито в пяти местах. Он обходил истребитель вокруг в сопровождении Градова и двух автоматчиков.
Немец остановился и приоткрыл рот. Хвост истребителя был изувечен так, что управление таким самолётом было просто не возможным.
— Es ist unmöglich, ein solches Flugzeug zu landen … — пробормотал лётчик.
Обойдя истребитель, немец обратился к майору:
— Kann ich den Piloten sehen, der mich geschlagen hat?
Сергей перевёл.
— Кристина! — позвал Градов. Пилоты расступились, пропуская девушку. Майор указал на неё и сказал:
— Вот та лётчица, которая сбила тебя.
И Сергей с гордостью произнёс:
— Hier ist der weibliche Pilotin, der dich runtergebracht hat!
Немец посмотрел на стоящую перед ним  хрупкую девочку с бледным перепачканным лицом, из одежды только лётная куртка, а под ней ночная сорочка…  Вся в синяках, ноги изодраны в кровь. Огромные синие глаза под длинными ресницами…
— Heute Neige ich dazu, es für eine Lüge zu halten!!
— Не верит, — перевёл Сергей.
Градов издевающе ухмыльнулся и закурил.
— Kann ich mit ihr reden?
— Хочет с ней говорить, — перевёл Сергей и сжал кулаки…
— Ты как? — обратился Градов к Кристине,  — будешь разговаривать с немцем?
— Буду! — Кристина поправила свои волосы и улыбнулась.

— Кхм… — хмыкнул Хоттабыч – так много слов в вашем языке и так мало смысла.. И уже к Кристине – Евстигнеева, расскажи ему, как все было.
Девушка первый раз в жизни так близко видела немецкого лётчика, она с любопытством разглядывала его. Высокий, тёмно русые волосы. На вид не более 30 лет. Высокий лоб и прямые брови над чёрными, глубоко посаженными глазами. Волевой подбородок, над ним- тонкие губы. Узкие скулы. А прямой греческий нос придавал лицу благородство…
После этого Кристина объяснила немцу и показала общепринятыми в военной авиации всего мира жестами, как проходил бой, как она несколько раз ушла от его атаки, а потом подловила и сбила немца. По мере того, как до немца доходил смысл сказанного Кристиной, выражение его глаз начало меняться, в них можно было прочитать ужас, уважение и недоумение… 
В его голову ворвался шквал мыслей: «как?? Каким образом вот эта девушка могла сбить меня, лётчика профессионала, аса воздушных боёв?!?»
Германия, Гитлер и его непобедимая армия- остались где то далеко, а он стоит тут в далекой холодной России. Стоит побеждённый перед девочкой, которая только что сбила его в воздушном бою один на один. Она его перехитрила, обманула. А он, имея превосходство над ней в высоте и скорости- был повержен…
Немецкий лётчик, во время разговора все время смотрел в глаза Кристине и следил за её жестами.
— Wie viele Flugzeuge haben Sie abgeschossen?
— Он спрашивает, сколько сбитых самолётов на её счету — Сергей улыбнулся, представляя как немец сейчас удивиться.
Кристина молчала опустив глаза.
И тут в разговор вмешался Градов. Он посмотрел на советских пилотов что стояли поодаль, и негромко произнёс:
— Больше сорока.
Теперь настало время Сергея выпучить глаза и открыть от удивления рот.
— Ну же, переводи! — майор попытался вывести из оцепенения лейтенанта.
Сергей выполнил приказ.
— Надеюсь, эта информация останется между нами — Градов перевёл взгляд с Сергея на Хотабыча и строго посмотрел на автоматчиков.
Немец помотал головой словно не принимая услышанное за действительность. И он всё понял. Зря они связались с этой страной. В которой даже молодые девочки могут сражаться в воздухе не хуже мужчин.
— Ich habe doppelt so viele Flugzeuge abgeschossen, aber du hast mich besiegt …
Градов вопросительно посмотрел на Сергея.
— Сказал, что сбил в два раза больше самолётов, и не понимает как она смогла его победить в поединке — Сергей задумчиво посмотрел на Кристину.
Немецкий пилот сделал два шага вперёд и протянул к девушке две свои ладони сведённые вместе, словно для рукопожатия. Солдаты преградили ему путь дулами автоматов.
Кристина, глядя ему в глаза подошла ближе и протянула свою ручку.
Лётчик аккуратно взял её в свои ладони внимательно изучая, медленно наклонился и поцеловал…
Взглядом побеждённого он посмотрел на лётчицу, и как то странно улыбнулся Кристине.
Он не стал больше ни чего говорить, и опустил голову.
— Все забирайте его, — распорядился Градов.
Солдаты подхватили немца и повели к грузовику, по дороге он несколько раз обернулся на Кристину, будто бы хотел, что то ещё сказать ей…
Майор направился за конвоем к грузовику, по дороге давая какие то указания сержанту.
Все присутствующие были шокированы этой сценой…

Игнат Семёнович проводил взглядом Градова и повернулся к девушке.
— Значит «Хотабыч», да? Это ты теперь так будешь ко мне обращаться?
— Простите, товарищ капитан, от страха за вас забыла позывной. Мессер так быстро к вам летел, и я испугалась…
Кристина опустила глаза, и ему показалось что она вот вот заплачет. Игнат Семёнович обнял её, погладил по спине и тихо сказал: — спасибо что спасла мне жизнь…
— Ну хватит обниматься, — подошел зам командира полка — так и мне ничего не достанется! — Он внимательно посмотрел на девушку — ну и видок у тебя! Ладно, готовь дырочку на гимнастёрке, будем представлять тебя к награде. Три сбитых самолёта за один бой- это выше всяких похвал. Только это, — он улыбнулся — к начальству за наградами оденься поприличнее, а то вдруг придёшь к нам в банном халате!
— А можно, мои сегодняшние сбитые самолёты запишут на лейтенанта Сергея Иванова? И награду ему вручат…
— Не понял, — заместитель командира полка выпучил глаза, словно он проглотил острую приправу, — а ты что нибудь понимаешь, — капитан взглянул на Хотабыча. Тот в свою очередь задумчиво покачал головой…
Кристина стояла покачиваясь, потом коленки начали подгибаться. Капитан вовремя её подхватил. Подбежал Сергей и аккуратно взял на руки лёгенькое тело. Её ручки беспомощно повисли в воздухе, она потеряла сознание.
— Быстро в машину! — Градов указал рукой на ГАЗик, потом окрикнул санитара. Сергей аккуратно понёс девушку, санитар открыл заднюю дверцу, помог им разместиться на сидении, сам уселся спереди и машина с места рванула в госпиталь…