ЧАСТЬ 2

От теории — к практике!


Аэроклуб Владивостока весна 1939 года            

По летному полю низко стелился плотный туман, скошенная желтая трава напоминала красивый колючий ковёр- в котором уже начинали появляться зелёные росточки. В это время в апреле после ночных заморозков, по траве стелился белый иней. Молодые ребята восемнадцати — двадцати лет выстроились шеренгой у самолёта. Инструктор в лётной форме что то рассказывал им, при этом жестикулируя руками.
— Извините, задержал начальник клуба, — девушка лет семнадцати подбежала к инструктору. Она перевела дух, смахнула с глаз длинную чёлку, и посмотрела на самолёт.
— Встать в строй! — Он указал на самый конец шеренги, девушка хотя и была худенькая, но немного выше среднего роста, и по правилам вписывалась в середину строя.
Курс теоретической подготовки смогли пройти только две девушки из пяти- Кристина и Анна, остальные были парни, и некоторые очень даже симпатичные. И эти девчонки, по стечению каких то непонятных обстоятельств, оказались похожи друг на друга как сёстры близняшки: обе стройные, с голубыми глазами, длинными волосами, одним словом- красоточки. Отличались они только цветом волос- у Кристины были длинные, вьющиеся,  русые волосы необычайного золотистого оттенка, а Аннушка не так давно покрасилась в блондинку.

Аркадий Васильевич, лётный инструктор, по слухам недолюбливал будущих девушек пилотов. Он всегда говорил что место женщины- в доме: рожать детей, готовить еду и заниматься хозяйством. Он не понимал как можно доверить женщине мужскую работу. А особенно когда на такие серьёзные и необычайно сложные профессии претендуют молоденькие студентки.
Как то, на занятиях по теории, Кристина ему возразила. Тогда она сказала что женщины не только способны выполнять мужскую работу, но и делать это лучше мужчин. И она, Кристина- это ему докажет!
Это надо было видеть! В тот момент на нём лица не было! Он даже кричать от такой наглости был не в силах, а только резко махнул рукой в сторону двери, вытянул трясущийся указательный палец и злобно прошипел как змея: «вон из класса!..» Девушка это запомнила. И многие курсанты были убеждены, что этим она подписала себе приговор- её отчислят из клуба. Она понимала, что теперь ей ничто уже не поможет, и стала заниматься каждый день, читала конспекты, учебники, находила дополнительную литературу в библиотеках, в свободное от учёбы время общалась с настоящими лётчиками. Кристина с детства мечтала о небе, о высоте и скорости- и за эту мечту готова была отдать всё. Даже собственную жизнь…
И у неё уже не было обратного пути или других вариантов- только вперед, к своей цели!
После этого случая в классе, Аркадий Васильевич стал предельно строг и требователен к ней. Больше всех спрашивал на уроках, задавал сложные задачки, дотошно придирался к каждой мелочи. Спустя несколько недель он остудил своё желание изжить девушку из аэроклуба.
Наблюдая за её стараниями, любознательностью, стремлением быть лучше всех- он проникся к ней каким то трепетным чувством, постепенно превращаясь из злого Змея Горыныча в заботливого учителя, хотя и был старше Кристины всего лет на десять.
По всем предметам у неё были отметки «Отлично», а на последнем экзамене по лётному делу Аркадий Васильевич после слова «Отлично!!!»- поставил ей три восклицательных знака.
Такого признания успеха в клубе ещё никто и никогда не получал…

Вот оно, моё долгожданное небо!

Аркадий Васильевич быстро закончив инструктаж, прошел вдоль шеренги  курсантов внимательно вглядываясь каждому из них в глаза, подошел к аккуратно сложенным парашютам и резко развернулся к молодым лётчикам.
— Евстигнеева, Беляева, Аникеев! Готовиться к учебному полёту с инструктором! Первая Евстигнеева! — Скомандовал он. Миллер не просто так первой выбрал лучшую ученицу этого курса, он знал, что первым всегда труднее всего выполнять эту нелёгкую задачу, особенно перед строем где все смотрят на тебя. Психологически это очень сложно, поэтому он и решил преподнести своей теперь уже любимой ученице такой сложный экзамен.. И подумал: «посмотрю как справится, и после пятнадцати полётов со мной- отпущу её в небо одну..»
Он помог девушке надеть парашют, проверил как затянуты ремни, застегнуты ли все карабины, покрутил её на месте на 360 градусов, поправил шлемофон и утвердительно кивнул головой.
— Готова, — он одобрительно улыбнулся и подтолкнул Кристину к самолету. Кристина заняла место в передней кабине, устроилась поудобнее, привязалась ремнями. Инструктор, прежде чем занять свое место, еще раз осмотрел, как Кристина устроилась в кабине, затем задал несколько вопросов по органам управления и приборам самолета. Довольный ее ответами, занял заднюю кабину.
Кристина повернула к нему голову и громко спросила: — товарищ старший лейтенант, разрешите произвести взлёт самостоятельно!?
— Нет! Ещё чего надумала!
— Я смогу! Разрешите принять управление самолётом! — еще раз, уже громче повторила Кристина.
А почему бы и нет? — подумал инструктор.Это будет вопреки всех правил обучения, но, он же хотел что бы его списали с этого училища, может тогда его уволят и получится перейти на боевую службу отечеству.. Аркадий Васильевич десятки раз на земле повторял с Кристиной все элементы взлёта и посадки, и она выучила все действия наизусть.
— Ты помнишь как мы с тобой тренировались? Сейчас то же самое, только будет настоящий взлёт, ничего не бойся, начинай!
Казалось что Кристина ничего не боялась, а только наоборот- стремилась побыстрее преодолеть притяжение планеты и взлететь в синее как океан небо.
Двигатель самолёта запустился, лопасти винта превратились в сияющий диск, кабина начала вибрировать. После того как мотор прогрелся, девушка без всякого предупреждения не спеша двинула ручку РУД от себя..
— Добавляй газу, плавно! — Инструктор старался перекричать рёв мотора, но это было бесполезно. Небольшой кукурузник медленно разгонялся по лётному полю набирая скорость.

Кристина слышала только отрывки фраз инструктора, она и без его подсказок прекрасно знала что делать. Самолёт раскачиваясь разгонялся, и вот- скорость отрыва. Она потянула ручку на себя, медленно- как учил Аркадий Васильевич. И она это ощутила! Кабина перестала вибрировать, и только ровный гул мотора напоминал что она в самолёте- шасси последний раз отскочили от мягкой травы, и…
Вот он! Первый миг когда ты взлетаешь, когда не чувствуешь под ногами твёрдой опоры, когда замирает сердце от того что ты летишь навстречу своей мечте…
Самолёт постепенно набирал высоту, увеличивая скорость. И вот уже еловый лес вокруг аэродрома уменьшился до размеров травы что растёт на газоне перед столовой училища, ещё на 300 метров выше, и последняя птица махнув крылом провалилась вниз в зелёную бездну.
Самолет послушный воле Кристины продолжал набирать высоту.  600, 800, 1200 метров. Ярко-белые, похожие на хлопья морской пены  облака были все ближе и ближе..
— Не забудь, раздался голос  инструктора, под нижней кромкой облаков небольшая турбулентность..
— Я помню, — ответила Кристина и звонко рассмеялась от переполнявшего ее счастья…
И вот последние 150 метров лёгкого подъёма до намеченной высоты- когда первое низколетящее облако приняло в свои объятия маленький самолёт. Лётные очки сразу запотели от влажности и тумана, Кристина быстро протёрла стёкла и правой рукой показала инструктору что поднимется ещё немного выше- за облака, к давно манящему синему небу. Ближе к Богу, по небесной тропинке к самому Раю…

«Как она прекрасна- эта планета с высоты! Здесь на высоте вроде бы и нет житейских проблем, а там внизу все люди живут счастливо и непременно каждый человек кого то любит и обязательно эта любовь взаимна.. Потому что по другому и быть не может на этой Земле» — подумала девушка и попыталась убрать слезу с щеки, забыв про очки. Немного морозный ветер на такой высоте и скорости  покалывал щёки. Девушка продолжала наслаждаться полётом. Они поднялись немного выше огромного облака, которое в одиночестве лениво плыло на восток к солнцу.

Первая посадка самолёта

— Кристина, — услышала она голос инструктора, — начинай снижение и заход на посадку. Кристина переложила самолет на левое крыло и начала разворот со снижением,  когда самолет снизился до высоты 650 метров, девушка увидела слева торец ВПП, и услышала голос Аркадия Васильевича: — беру управление на себя, снижаемся и готовимся к посадке.
— Нет! Аркадий Васильевич! Разрешите посадить самолёт самостоятельно!
— Да ты что?! Ты и так произвела взлёт на первом своём вылете- что категорически запрещено!
— Ну пожаааалуйта, — взмолилась она, — я смогу, я всё знаю, я тренировалась и всё сделаю правильно, вот увидите!
«Вот чертовка! Она меня в могилу когда нибудь сведёт! Но с другой стороны- прилежная ученица, больше всех старается в классе, дополнительно занимается по лётному делу, и так настойчиво стремиться в небо…» — Подумал инструктор.
— Чёрт с тобой! Но учти- сделаешь хоть одну ошибку, возьму управление на себя, а тебя отстраню от полётов на месяц! — рявкнул Аркадий Васильевич улыбаясь.
Он знал, он чувствовал- что девушка готова посадить самолёт самостоятельно. И теперь он готов был рискнуть своим положением, но дать этой девочке шанс..

Кристина улыбнулась. Ей было что терять, но она оставалась спокойной и уверенной в себе. В теории, снижение самолёта на аэродром Кристина знала назубок. Но на практике всё проходило немного по другому. Попутный ветер подгонял самолёт, поэтому заход на посадку обещал быть сложным. Теория- это теория, а вот практика совсем другое дело.
У неё в голове появилась схема посадки самолёта, и комментарии к ней: «заход на посадку выполняется по коробочке, которая представляет из себя вытянутый прямоугольник вокруг аэродрома с постепенным снижением скорости и высоты. Посадка осуществляется четырмя поворотами под углом 90 градусов. С задачей после третьего поворота совершить четвёртый уже на впп, с заданными параметрами скорости и высоты. Это называется посадочная глиссада.» Она всё знала на отлично, осталось только посадить самолёт.
— Ну, дорогой мой, — она тихо обратилась к своему небесному товарищу, — не подведи меня, — и мы станем с тобой настоящими друзьями…

Девушка всё рассчитала правильно. Если заход на посадку подгонял самолёт ветром, то выполняя «левую коробочку», после первого поворота на 90 градусов- самолёт примет боковой ветер на левое крыло, после второго поворота будет встречный ветер и так далее.
Кристина начала снижение, понемногу уменьшая мощность мотора. По мере того как самолёт приближался к земле, ветер усиливался. Вход в прямоугольник был с одними параметрами высоты и скорости, а выход на ВПП- с другими.
«Значит так, прохожу вдоль полосы и готовлюсь к первому повороту учитывая скорость ветра», мысленно, что бы ничего не упустить, как на уроке, Кристина стала повторять ранее выученную теорию.
«Выдерживаю скорость и высоту», Кристина посмотрела на поле аэродрома, которое проплывало по левому борту, увидела  выстроенные в ряд самолеты, группу курсантов, которые стояли и внимательно следили за полетом.
«Пролетаю ВПП и визуально определяю угол визирования на полосу, — это  когда хвост самолета визуально оказывается на одной линии с торцом ВПП», Кристина начала делать левый разворот с углом 20 градусов. После разворота она продолжила снижение, одновременно прибрав газ.  Снизившись до высоты 140 метров, она определила момент начала второго разворота  с тем расчетом, что бы выйти точно по оси ВПП.
Аркадий Васильевич молчал, и Кристина на какое то время забыла, что во второй кабине находится инструктор, который в любой момент может перехватить у нее управление самолетом. Но ей показалось, что в небе была только Она и Самолет…

— Направление, глиссада, скорость, — как будто сама себе, напоминая, произнесла Кристина вслух. На высоте 10 метров, девушка крайний раз бросила взгляд на приборы – скорость 60. Продолжая снижение, она снизилась до высоты 1 метра, прибрала обороты, продолжая удерживать машину в воздухе над землей и притерла самолет в самом начале полосы. Не спеша повернула на стоянку и выключила мотор…
Она вздохнула всей грудью, и тихо произнесла поглаживая рукой приборную панель самолёта — спасибо, дорогой, — а потом радостная и разрумянившаяся от волнения она быстро отвязалась, вылезла из кабины и приготовилась получить замечания от инструктора.

Аркадий Васильевич продолжал сидеть в кабине. На его лице отражалась масса эмоций – удивление, восторг, восхищение….
Кристина подошла к его кабине и обратилась: — курсант Евстигнеева полет закончила, разрешите получить замечания!
Он как то странно посмотрел на нее и, произнес: — и от куда ты такая взялась на мою голову?…
— Наверное, — она на секунду задумалась, а потом добавила —  родилась в небе… — Потом улыбнулась, и её розовые щёчки ещё сильнее покраснели…
Инструктор вылез из кабины, оценивающим взглядом посмотрел на девушку и серьёзно сказал: — не вздумай никому говорить что сама подняла и посадила самолёт.
Девушка понимающе кивнула, и они направились к группе курсантов.

Дальше полёты проходили по одному и тому же сценарию, только молодые курсанты менялись в первой кабине пилота. Следующим после Кристины полетел Максим- один из лучших учеников. Потом её подружка Анюта.
Макс прекрасно отлетал, и гордый вылез из кабины, потом они ещё пару минут стояли возле самолёта с инструктором и что то обсуждали. С Аней, после полёта Аркадий Васильевич медленно обходил самолёт и что то рассказывал при этом указывая на отдельные части машины. Потом они направились к нам и инструктор достал из лётного планшета журнал небольших размеров и громко прочитал: — вторая тройка, готовиться к полёту Кузнецов, Васильев, Коренец! — Потом обернулся к нам, и незаметно для остальных подмигнул.
— Евстигнеева, отлично, зачёт!
— Аникеев, отлично, зачёт!
— Беляева, хорошо, зачёт!
— Ребята, отдыхайте, вы прекрасно справились с заданием, жду вас в понедельник в 8-00, — инструктор обратился к первой тройке, —  получите инструктаж ко второму полёту, вылет после обеда.

— Мы лучшие! — Аня обняла Кристину и поцеловала её в губы, — Максим, это нужно отметить, куда ты нас сегодня приглашаешь? — Девушка обернулась и хитро посмотрела на него.
— А пойдёмте на набережную! Наберём всяких вкусностей… — Кристина закрыла свои глазки и сжала маленькие кулачки в предвкушении маленького праздника.
— Согласен, — весело ответил Макс и обнял Кристину за талию. — Только мне через два часа нужно в спортивный зал на тренировку, а вечером в 18-00 встречаемся на набережной в сквере, там где стоит палатка с мороженым, — он громко поцеловал свою девушку в щёку.
Девчонки защебетали от радости, и счастливая троица направилась к автобусной остановке которая располагалась недалеко от аэродрома.

Счастливый вечер

Середина апреля баловала жителей Приморья ясным солнцем, немного ветреной но уже тёплой погодой. Амурский залив лениво раскачивал рыбацкие лодки и прогулочные катера. По небольшим волнам суетливо прыгали солнечные зайчики, а неутомимые чайки кружились вокруг рыбаков и громко кричали- выпрашивая пойманную рыбу. Портовый город жил своей, какой то особенной жизнью- принимая всё больше гостей на свою волшебную набережную…

Две симпатичные девушки в красивых платьях, сидели на отдалённой лавочке в небольшом сквере под тенистыми деревьями с недавно распустившимися маленькими листьями. Они что то активно обсуждали размахивая худенькими ручками в воздухе.
— Ой, я так испугалась — округлив глаза сказала Аня, — как только самолёт тронулся, у меня затряслись коленки. А когда Аркаша (так они за глаза ласково называли Аркадия Васильевича) набрал высоту и передал мне управление, у меня по спине пробежал холодок и вспотели ладошки…
— Ну это нормально, — улыбнулась Кристина обнимая подружку, — у тебя же всё получилось, ты справилась! Ты у меня самая лучшая! — И они ещё крепче обнялись, словно впереди их ждала долгая разлука.
Аня увидела Макса идущего по аллее с цветами. Их взгляды встретились, и он приложил указательный палец к своим губам. Незаметно подкравшись сзади, он закрыл своими руками глаза Кристины.
— Любимый! — Громко крикнула она и вскочила с лавочки. Максим из под руки достал красивый весенний букетик, разделил его на две части, и склонив голову вручил девушкам.
— Леди, — с серьёзным видом и торжественно произнес он, — разрешите вас поздравить с первым полётом на учебном самолёте У-2!! — Последние два слова он уже весело крикнул на весь сквер. Мирно гуляющие прохожие с опаской поглядели на весёлую компанию.
— Пасибки! А ты чего с вещь мешком? — Только сейчас заметила Кристина.
— Я с тренировки, там форма. — Максим многозначительно сделал паузу, — и не только форма… — Он загадочно улыбнулся снялся, снял с плеч мешок присаживаясь между девушками на лавочку.
— Ну, не томи нас! — Анюта в предвкушении сюрприза уже ошупывала грубую брезентовую ткань пытаясь определить размеры счастья.
Максим торжественно развязал веревку с горловины мешка и достал тёмно зелёную бутылку закрытую пластиковой пробкой, — вот, домашнее малиновое вино, — гордо сказал он, специально берёг для такого случая, — потом порывшись извлёк две небольшие коробочки: «Пастила рябиновая» и «Зефир в шоколаде»- чем привёл девушек в неописуемый восторг.
— А это откуда? — Спросила Кристина впервые в жизни рассматривая красочные коробки со сладостями.
— У Володьки обменял, ему родители из Москвы прислали посылку…
— И на что же ты такое сокровище обменял? — Целуя Макса недоверчиво спросила Кристина.
— Так! Хватит целоваться прилюдно! — Анюта толкнула его в бок локтём, — Макс, а из чего мы будем пить?? — Она всегда была практичнее из нас всех.
Максим нехотя оторвался от мягких шоколадных губ Кристины и достал из мешка небольшой гранёный стакан, дунул в него и протёр двумя пальцами изнутри.
— Ну уж нет! — Анюта посмотрела на него с укором, — ты собрался угощать вином девушек из грязного стакана? Вон там автомат с газировкой, — она повелительно указала пальчиком в конец аллеи, — иди и вымой его!
Молодой человек встал, вежливо поклонился девушкам, на каблуках развернулся и направился строевым шагом по аллее.
— Ой, какая вкуснятина, в жизни ничего подобного не ела! — Размазывая шоколад по губам Анюта уплетала зефир.
Когда Максим пришел с чистым стаканом, девчонки умяли почти все сладости, и довольные как первоклассницы- все в шоколаде, сидели облизывались, и вытирали ручки.
— Так, так, так… Вино значит достанется только мне! — Максим с улыбкой поглядел на пустые коробочки и присел на лавочку.
— Нееет! — В один голос ответили они.
— Какие вы у меня смешные, девчонки! — Он обнял их двумя руками, а потом белоснежными зубами вытащил пробку из бутылки.
— Наливай! — Аня протянула стакан Кристине, — ты первая!
— Какое пахучее.. — Кристина засунула свой носик в стакан с алым вином. — Давайте выпьем за нашу дружбу! — Она сделала два глотка, и передала подружке.
— И очень крепкое, — скривилась Аня закусывая последней зефиркой.
Максим как истинный джентльмен встал, повернулся к девушкам и поднял наполненный до краёв стакан на уровне груди: — за наш первый полёт, пусть даже с инструктором, который сам поднимал и сажал самолёт! — Кристина глядя на Макса задумчиво улыбнулась.. Он выпил всё до дна, резко смахнул со стакана последние розовые капельки на асфальт и присел на корточки напротив девушек, которые уже отобрали у него посуду и сами наливали себе вино.

Так они ещё долго сидели в небольшом скверике, пили вино в лучах заходящего солнца, смеялись, шутили и наслаждались удивительным весенним вечером…
Обменивались своими ощущениями и впечатлениями о первом полёте.
В тот вечер счастливые, беспечные и ничего не подозревающие они радовались жизни, они были счастливы…
И они не знали, что каких то два с небольшим года оставалось до самой большой и ужасной войны…
И они даже не подозревали, что их детское счастье разом закончится, что им придётся стать взрослыми людьми- которые будут смотреть в глаза смерти каждый день…
И они не догадывались о том, что эта война их разлучит- разбросает по разным фронтам, и что в живых останутся не все….
(блин! у меня мурашки по рукам побежали пока я печатала последний абзац(((…)